Unlimited HostingFree Drupal ThemesFree Drupal Themes
Форум об экопоселениях
Давайте поговорим об экопоселениях на нашем форуме.
Создайте свой дневник
Вы можете создать свой дневник (блог) на нашем сайте.
Древняя Русь, её истинная история и Вера
Вся правда о нашей славянской истории - О древней Руси.
Реклама
Природа и Человек


Родовая Земля - это метод исцеления общества

Природа - лучший лекарь, целитель и доктор. Она как мать врачует наши тела и души

Экопоселения - это выход из тупика цивилизации
Вход на сайт
Опрос
Часто ли вы бываете на природе?:
Комментарии
Поиск

- А что ты думаешь об этих людях?
- Думаю, что это начальная эйфория, они только-только добились осуществления свой мечты - получили землю, и от этого все представляется в розовом цвете. Сейчас они говорят о любви и о своих ощущениях от первой встречи с природой, но, если не осмыслят некоторые вещи, то через два года могут столкнуться с распространенными типичными проблемами в своем поселении.

- Дим, но неужели ты не веришь, что люди могут своей любовью действительно преодолеть все эти препятствия?
- Все может быть, но, видишь ли, здесь мы наблюдаем то, что уже происходило не раз и повторяется снова и снова в разных поселениях. Вначале к людям приходит радость и любовь, но они не знают, откуда она к ним приходит, и не смогут ничего с собой сделать, когда это чувство вдруг неожиданно покинет их. Это просто случается с ними. Как потом "вдруг" случаются проблемы. Именно поэтому хочется предложить разумные принципы и рекомендации, чтобы создать объективные условия для сохранения этой любви, заранее предупредить конфликты. Чтобы люди могли следовать им даже тогда, когда любить не получается? Когда люди обнаруживают, что соседи не так идеальны, как казалось, пока не жили рядом.

- То есть ты не веришь, что могут быть все-таки исключения, когда люди даже в самые трудные моменты для поселения сохраняют силу духа и верность идее?
- Исключения, конечно, могут быть. Но в данном случае интересуют не исключения, а путь, пригодный для массового использования. Такой, который можно было бы рекомендовать большинству российских экопоселений. Путь, на котором известны все грабли и люди сами могут выбирать, наступать на них, или не наступать.

Мой разговор с Дмитрием Ватолиным.

- ... ты оставляешь без всякого внимания романтику. Что плохого в том, чтобы по уши влюбиться без всякой необходимости думать об этом?
- Ничего. Влюбляйся столько раз, сколько захочешь. Но если ты намерен вступить в длительные отношения, полезно и подумать немного.
Н.Д.Уолш. Беседы с Богом.

ВВЕДЕНИЕ

Этот цикл статей появился на свет в результате нашей переписки и личного общения с Дмитрием Ватолиным (экопоселение Ковчег), когда, описывая друг другу разнообразные наблюдения из жизни своих и других известных нам экопоселений, мы увидели в развитии экологических поселений, создаваемых на основе идей Анастасии во многих регионах нашей страны, довольно много общих закономерностей. Порой эти закономерности просматриваются настолько четко, что за несколько тысяч километров друг от друга могут существовать поселения с очень похожей историей и очень похожими проблемами. Однотипные организационные шаги приводят к типичным последствиям, и это касается как успехов в развитии поселения, так и острейших проблем. Поэтому и родилась идея написать об этом - как для тех, кто еще только начинает создавать свое поселение и хочет избежать лишних проблемных ситуаций, так и для тех, кто уже пережил на опыте те или иные сложные моменты и задается вопросами, что можно сделать для их исправления. Быть может, что если бы опыт уже существующих в России экопоселений был бы более широко известен, то и организаторы новых, и люди, желающие создать свое родовое поместье и не задумывающиеся пока о поселении в целом, гораздо больше внимания обращали бы на некоторые моменты, которые по своей важности вначале могут казаться незначительными, но в конечном счете оказывают решающее влияние на судьбу поселения.

Я не могу утверждать, что мое видение ситуации является в полной мере объективным, беспристрастным и истинным, однако, когда видишь и слышишь одни и те же вещи в совершенно разных поселениях, поневоле приходится обобщать и делать какие-то выводы. С этими выводами, а также с примерами из жизни поселений, на которых они основаны, мне бы и хотелось ознакомить читателей.

Практически все примеры (за исключением случаев, когда это специально оговаривается) взяты из жизни поселений (Курганской, Челябинской, Свердловской, Пермской, Кировской обл., респ. Удмуртия, отдельных поселений Центральной России), в которых мне либо довелось побывать лично, либо с участниками которых мне довелось лично пообщаться.

Вполне возможно, что те мысли, к которым я прихожу на основе анализа всего этого доступного мне опыта, могут в будущем претерпеть изменения, и тогда, быть может, придет время для новых мыслей и новых статей. Тем не менее, я описываю то положение дел, которое существует на сегодняшний момент во многих поселениях, и думаю, что о нем стоит рассказать.

Представление организаторов о собственном участии в проекте

Если ты организуешь экопоселение и привлекаешь в это дело других людей, которые в определенном смысле доверяются тебе, то очень важно с самого начала достаточно четко отдавать себе отчет в том, насколько ты сам готов участвовать в жизни организуемого поселения.

Ибо если поселение, допустим, планируется как место для постоянного жительства людей (а некоторые люди, особенно деревенские и те, кто приезжают издалека, по наивности предполагают, что любое экопоселение предназначается именно для постоянного проживания), то логично спросить, насколько сами ведущие организаторы готовы к скорейшему переселению в экопоселение. И если ты как организатор отдаешь себе отчет, что ты пока к такому шагу не готов, то лучше либо не начинать дело, либо всем сразу объявлять, что вы создаете экопоселение дачного типа, не ориентированное на постоянное проживание.

Если же, несмотря на свою неготовность, организатор начинает создавать поселение, надеясь, что поселятся там и будут жить другие, то в будущем это очень часто приводит к конфликту. Поскольку организаторы поселения живут в городе, а на территории поселения, где уже постоянно живут несколько семей, надо решать все большее число вопросов, то среди поселенцев выделяются свои лидеры, и, таким образом, создается двоевластие. Горожане принимают на своем городском собрании (на которые поселенцы обычно не ездят) нового участника и оформляют ему документы на землю, а поселенцев ставят перед фактом: "вот, знакомьтесь, ваш новый сосед", так и не спросив, желают ли люди видеть рядом такого соседа. А поселенцы, естественно, возмущаются и тоже начинают принимать свои решения в обход горожан: "А мы тут решили построить на общие деньги русскую печь для выпечки хлеба..." - "Как это понять - "мы тут решили"? Какое право вы имеете самовольно распоряжаться общими деньгами?" и т.п.

Для поселенцев попытки горожан как-то управлять жизнью поселения выглядят очень неуклюжими, порой просто смешными. И иногда это начинает даже прямо высказываться: "Да как вы можете предлагать такой бессмысленный проект? Общий Дом, в котором нельзя зимой организовать спектакль или танцы, Общий Дом, в котором нет места, чтобы расположить библиотеку и размещать гостей - зачем он тогда вообще нужен, если для самого главного непригоден? Нет, такое может прийти в голову только горожанам!" А горожане, естественно, обижаются.

Понятно, что из подобной ситуации вряд ли может выйти что-то хорошее.
Для того же, чтобы с самого начала предотвратить такое развитие событий, лидерам нужно, прежде всего, понять себя и решить - или ехать в поселение первыми, или передать руководящие функции (в частности ключевые позиции в вопросах о предоставлении земли в поселении и о распоряжении общими деньгами) кому-то другому, более близко связанному с землей, взяв на себя какие-либо вспомогательные функции.

Кстати, когда основные организаторы переезжают в поселение на постоянное жительство, то, как правило, начинается бурный расцвет, как это видно на таких примерах, как СветоРусье (за три года с момента основания постоянное население с нуля достигло 13 семей (29 чел), налажены хорошие отношения с администрацией района, люди зарабатывают деньги в поселении, действует своя школа, проведен крупный брачный слет и несколько массовых семинаров и т.д.) и Ковчег (на 2008 год около 100 зимующих жителей, 14 детей, родившихся непосредственно в поместьях, свои столярная мастерская и пилорама, замечательный хор и т.д.)

Присутствие "на передовой" людей, способных организовать решение земельных и денежных вопросов, безусловно, повышает оперативность и эффективность реагирования поселенцев на любые возникающие проблемы. Иначе же эти проблемы могут копиться, разрастаться и достичь таких объемов, что потом разрешить их можно будет только "оторвав с мясом". К примеру, вопрос об исправлении дорожной разметки на территории поселения в 200 Га для трех семей постоянных жителей трудноподъемен, особенно когда горожане откровенно не хотят ни заниматься этим делом, ни терпеть, чтобы кто-то другой корректировал разметку их участков. И если, скажем, в нашем поселении изначально не была продумана дорожная система, а все организаторы, осуществлявшие разметку полей, в поселении не живут и сопротивляются идее что-то поменять, то уже сейчас у нас несколько широко используемых дорог накатано прямо по участкам, а у некоторых людей саженцы высажены на дорогах. Как будет решаться эта проблема, когда на потенциальных дорогах подрастут саженцы или построятся какие-нибудь сооружения, не представляю.

Поселение, хутор или дачный поселок?

Если честно, то я крайне мало знаю таких поселений, в которых люди действительно четко представляют себе, что они делают и как должно выглядеть то общество, которое они создают. Иными словами, такая вещь, как Образ Поселения, несмотря на то, что это сочетание слов общеизвестно, реально присутствует у весьма незначительного круга инициативных групп . И очень много таких групп, где реальная политика, проводимая в поселении, идет в разрез с заявленным на бумаге образом.

Как говорят в Ковчеге, "есть люди, которые приходят к нам, чтобы строить свое поместье, и есть люди, которые приходят строить поселение. И это разные вещи. Взять гектар земли и обустроить его — в принципе, не такая уж трудная задача. Создать из этих отдельных гектаров гармоничное сообщество — гораздо сложнее".

Для многих организаторов экологическое поселение представляется простой суммой родовых поместий, а какая бы то ни было социальная жизнь, внутренние связи, общие объекты - "возникнут сами по мере надобности". Поэтому в некоторых поселениях (я знаю не одно такое) даже не выделяются земли для общепоселенческих целей - для Общего Дома, школы, каких-либо общих производственных помещений или общих парков, садов и т.п. Так, в одном Пермском поселении на вопрос об общем участке ответили так: "Да, когда возникнет нужда, то выделим какой-нибудь участок из тех, что останутся..."

В книгах серии "Звенящие кедры России" довольно часто проводится аналогия между Родовыми поселениями и дачными поселками, и в 5-й книге в главе "Предвестники Новой Цивилизации" В.Мегре прямо пишет: "Подавляющее большинство дачных кооперативов в России соответствуют принципам экопоселений." И здесь же пишет о том, что у российских дачных кооперативов, как правило, нет какой-либо структуры управления и каких-либо общесоциальных объектов. Грустно признавать это, но вполне вероятно, что именно эти строчки из книг приводят сейчас к тому, что экопоселение, распланированное и организованное в соответствии с принципами дачного поселка (т.е. по сути - без всякой организации), наталкивается на серьезные проблемы при попытке его участников наладить в нем постоянное проживание.

Дачный поселок - это, во-первых, место для сезонного проживания. Во-вторых, даже не столько для проживания, сколько для отдыха - людей, у которых есть дом, работа, общение и школа для детей вне дачного поселка, т.е. в городе. В-третьих, дачный поселок не предполагает какого-либо взаимодействия людей, не предполагает реализации дачниками каких-либо крупных совместных дел (скажем, организации школы, кружков по интересам, спортивных игр, ярмарок, праздников, фестивалей, слетов половинок и т.д. В-четвертых, дачный поселок не имеет единой культуры, которая бы выделяла его среди окружения и заставляла бы отстаивать свои убеждения и принципы перед людьми с иными ценностями или без таковых. И, соответственно, не имеет механизма защиты своей культуры (почему и происходит так, что когда в дачный поселок вторгаются деревенские хулиганы или бомжи, охочие до цветных металлов и прочих ценностей, то люди предпочитают бросить или продать свою дачу, не зная, как защититься). В-пятых (это связано с предыдущим), у дачника всегда есть аварийный выход: дача - это не единственный его дом, и если с дачей происходят какие-то проблемы, то дачник может бросить ее и вернуться в город.

Все эти моменты кардинальным образом отличают дачу от поселения, где люди живут круглый год, работают, рожают и воспитывают детей и т.д. И потому и планировка территории, и организация жизни в экопоселении должна быть иной. Постоянно действующее экопоселение не может быть просто совокупностью участков - требуется что-то еще. Как сформулировал этот момент Федор Лазутин, один из организаторов экопоселения Ковчег, "экопоселение - это родовые поместья плюс община", причем под словом "община" здесь понимаются и отношения между людьми, и общие дела и интересы, и территория и имущество, предназначенное для реализации этих общих интересов .

Поэтому при планировке экопоселения совершенно необходимо уделять внимание не только поместьям, но и тому, как и где будет происходить взаимодействие между ними.

Хотя, конечно, все зависит от того, какой результат вы хотите получить.
В Свердловской области, в красивом и уединенном гористом месте, есть экопоселение с весьма примечательной планировкой. Оно расположено вдоль берега реки, и, по принятым в поселении правилам, каждый участок должен иметь выход к берегу. То есть каждый участок прилегает на 100 метров к реке и тянется от реки в сторону леса - на 200, 300, 400 и т.д. метров, в зависимости от того, насколько в этом месте лес отстоит от берега. В итоге участки в поселении имеют размеры от 2-3 до 8-9 гектар, а само поселение тянется вдоль берега примерно на 4-5 километров (пока еще не слишком много участников), ну и, соответственно, через поселение проходит одна главная дорога - вдоль берега. Каждому новому участнику выделяется следующее звено в этой цепочке, так что поселение растет только в длину, и его центр, соответственно, тоже смещается с каждым новым выделенным участком.

Было бы чрезвычайно интересно взглянуть на жизнь этого поселения, когда оно заселится (а заселиться ему, похоже, будет не очень-то легко, и пока там никто не живет), ибо при таких огромных размерах участков и таких больших расстояниях в поселении довольно непросто будет людям ходить друг к другу в гости или на собрания, не говоря уже о прокладке каких-либо коммуникаций. Очень вероятно, что здесь люди будут жить более обособлено, чем, скажем при типовой, "гектарно-клетчатой" планировке, и, к тому же будут больше пользоваться автомобилями и сотовыми телефонами внутри поселения. А, поскольку заселение участков обычно происходит в стихийном порядке, то первопоселенцам придется иметь ближайших соседей за 2, 3, а то и 4 километра. Очевидно, что выжить в таких условиях (еще с учетом того, что ближайшая деревня находится в 12 или 14 километрах) может только достаточно сильная и высокодуховная, "самодостаточная" порода людей, и если бы целью организаторов поселения являлось бы формирование именно такого коллектива, то все было бы сделано как нельзя лучше. Слабые натуры, не способные переносить уединение и суровые условия (удаленность от цивилизации и от соседей), отсеивались бы сами собой.

Однако самое забавное, что в "программе развития" этого поселения (эту бумагу составил прежний лидер поселения, которого впоследствии участники не поддержали и переизбрали, но, тем не менее, в качестве примера мышления некоторых организаторов она характерна) я видел такие пункты, как "организация туристического центра", "строительство плавательного бассейна", "асфальтирование подъездной дороги" (14 км) и т.п., т.е. планы организатора совсем не были связаны с отшельнической жизнью, но, напротив, предполагали активную общественную деятельность.

Эту историю я как раз и привожу как пример случая, когда теоретический, бумажный образ поселения (предполагающий активную социальную жизнь) весьма расходится со способом его воплощения (в частности планировкой территории), равно как и с особенностями местности (склоняющими более к уединению и отшельничеству). И свидетельством тому может быть тот факт, что это поселение, возникшее раньше многих других (того же СветоРусья), не имеет до сих пор ни одного постоянного жителя.

И надо заметить, что это довольно распространенная ситуация.

Образ жизни в будущем поселении: степень близости к природе и цивилизации.Если мы хотим создать поселение, то очень хорошо бы постараться как можно детальнее представить, что же мы хотим получить - "коттеджный поселок Родового типа описанного Мегре" со светом, газом, водопроводом и канализацией в 6-10 км. от места работы (вроде поселения Райское в Тюмени ); хотим ли мы, напротив, максимально удалиться от цивилизации и жить, как индейцы (говорят, что такие поселения есть где-то в Восточной Сибири, где организаторы не стали даже оформлять землю, а просто пришли и поселились в лесу), или же выбрать что-то промежуточное. И если вы, живя в городе, не имеете представления о том, какие вообще возможны варианты жизни в сельской местности - какие строят жилища, как их отапливают, как удовлетворяются основные потребности (продукты, вода, туалет, умывание, мытье и стирка), какие используются инструменты, как организуется трудовой день и т.д. - то было бы очень правильно перед тем, как планировать образ своего поселения, познакомиться с тем, как живут в деревнях, на удаленных хуторах, в других экопоселениях. Какую-то пищу для размышлений могла бы дать и литература - описания крестьянского быта XIX века (Глеб Успенский), книги и статьи из истории переломных моментов российской деревни (коллективизация 1930-х, укрупнение деревень 1960-х, первая волна постсоветского фермерства 1990-х), описания жизни отшельников и путешественников ("Жизнь в лесу" Г.Д.Торо, "В горах Кавказа" - не помню автора, о жизни православных монахов в советское время) - однако это именно пища для размышлений, а не руководство к действию, потому что современные условия конкретного места где-нибудь в Судогодском районе Владимирской обл. могут отличаться от того, что написано в книгах, весьма радикальным образом, равно как и сознание и привычки современного человека.

Есть инициативные группы или отдельные люди в них, которые мечтают о максимальной близости к природе в своем поместье: жить в вигваме или землянке, ходить босиком или даже в обнаженном виде, питаться дикими растениями и т.п. Однако, если действительно такие намерения есть, к их воплощению нужно очень хорошо подготовиться - и физически и социально. Я знаю два случая (из Уральских поселений), когда один человек (семья) из инициативной группы первым селился в чистом поле и пытался наладить быт именно в таком духе, но последствия этого оказались весьма неприятными для всего поселения. Во-первых, поскольку именно этот один человек оказался доступен наблюдению местных сельских жителей, то, глядя на него, вся соседняя деревня (а поселение находится опасно близко к деревне - практически через дорогу) решила, что на их бывших покосах поселились какие-то сумасшедшие. И решила, что с такими людьми никаких серьезных отношений быть не может, и можно косить на их участках и вообще игнорировать. Вся группа поняла это так, что "Славик (я изменил имя) позорит нас перед местными, и из-за него у нас портятся с ними отношения" и начала соответствующим образом относиться и к своему бывшему единомышленнику. В итоге, человек, имевший самые чистые намерения и наиболее ревностно преданный идее, оказался под перекрестным огнем; а другие участники группы как-то умерили свой пыл в освоении участков, опасаясь, возможно, что их - переселись они на поля - местные будут воспринимать точно так же.

В другом поселении был очень похожий случай: когда первая семья переселилась на гектар и начала там жить в гармонии с природой, говоря, что "когда вот эти наши одежды износятся, мы будем ходить в нетленных одеждах" (ну т.е. в "ведрусских купальниках"), остальная группа тоже как-то слегка отшатнулась от них и на вопросы со стороны о жизни первопроходцев люди отвечали со смущенной улыбкой: "Да, есть у них там свои причуды. Но это чисто их личный выбор. Мы будем жить по-другому". Вроде, право на выбор пути ни у кого не отнять, но заметно, что участники группы стесняются того, что репутацию их поселению создают именно "экстремалы".

В то же время, мне рассказывали, что на югах - около Геленджика и в Крыму - подобного рода "индейцы" селятся в палатках и даже в пещерах целыми общинами. Они не выделяют себе формально никаких гектаров, а просто живут в горах и на побережье, питаются травами и фруктами из местных садов и тем, что им дарят торговцы на рынках, купаются в море, иногда устраивают разные представления для туристов. И там, на фоне общего экзотического колорита этих мест, они смотрятся вполне гармонично и вызывают влечение и интерес у приезжающих. Мне рассказывали истории даже о том, что эти "дети природы" исцеляли людей от болезней.

Т.е. варианты, когда в одном поселении пытаются поселиться люди со слишком разными убеждениями по вопросу о близости к природе и отказе от благ цивилизации, проходят плохо: одним становится стыдно и некомфортно находиться в коллективе, где есть такие-то, а те в свою очередь чувствуют, что единомышленники "не понимают их в их самых высоких устремлениях."

Поэтому очень важно, чтобы все участники группы были сторонниками примерно одного уровня близости к цивилизации. Если вы хотите ходить в нетленных одеждах и питаться энергией солнца (и это очень здорово!), то старайтесь собрать группу, мыслящую в том же ключе. И выбрать подходящее место - или максимально удаленное от цивилизации (скажем, горный Урал или Сибирь), или и без того экзотическое, где подобные экстравагантности не в новинку (Черноморское побережье). Если же основная часть вашей группы мыслит более умеренными, "цивильными" категориями, то при появлении людей, настроенных на радикально духовную жизнь, старайтесь им объяснить, что им лучше найти другую группу: здесь они могут в критический момент остаться без поддержки.

Сказанное относится также и к случаям повышенной тяги к благам цивилизации: если часть группы мечтает о централизованном водопроводе и газоснабжении, асфальтированных дорогах и т.п., а другая часть не принимает этого, то этот вопрос очень желательно разрулить до выхода на землю.

Иногда и в этом случае дело доходит до крайностей, когда участники инициативной группы пытаются при создании образа поселения перетащить на поля из города все наивозможнейшие блага технического прогресса - от спутниковых антенн до чудо-эко-домов с куполами из стеклопакетов и от стиральных машин-автоматов до генераторов на торсионных полях. Что-то подобное я вижу в том образе, который Виталик Кияткин (Kristofer) пытается придать своему поселению "Большая Медведица". В проекте у Виталика и магазины в поселении, и придорожное кафе, и школа, и медпункт, и даже оплачиваемый сторож - чуть ли не пожарная часть и полицейский участок. На практике попытки реализовать подобные проекты приводят к тому, что устанавливаются большие вступительные сборы для членов поселения, которые быстро растут, и со временем может наступить момент, когда новые люди просто перестанут приходить в группу. Похоже, что что-то подобное случилось с Челябинской группой господина Вострикова, который обещал создать в своем поселении "Новую Америку" с асфальтовыми дорогами и вертолетными площадками на крышах домов и предлагал гектар земли за 500 тысяч рублей (еще в 2004 году). Одна из семей, сбежавших из его группы, теперь благополучно поселилась у нас в поселении (слава богу, деньги они еще не заплатили).

В общем, эти вопросы явно не стоит пускать на самотек - они достаточно важны, чтобы из-за недоговоренности о них в будущем в поселении могли возникнуть трения и конфликтные ситуации.

Все эти вещи кажутся банальными, но, увы, я знаю массу групп, в которых люди начинают задаваться вопросами о том, как они будут жить, уже после того, как земельные участки распределены и переданы в частную собственность. И тогда, даже если человек, несогласный с возобладавшей в поселении идейной линией, уходит из поселения, он нередко сохраняет право на землю за собой. Назло или просто по инерции, на всякий случай. И поселение уже расколото и перегружено мертвыми участками еще не успев встать на ноги.

Важно понять: поселение не может быть простой суммой отдельных участков. Нельзя на отдельно взятом участке построить жизнь, принципиально отличающуюся от той, что на участке соседа и в остальном поселении. Взаимодействие, взаимное влияние существует неизбежно, и оно может как помогать, так и напрочь разрушить все планы.Поэтому люди, собравшиеся в одной группе, должны знать о представлениях друг друга по поводу жизни на земле достаточно хорошо. И очень важно продумать не только будущий быт, но и общественную жизнь в поселении: как мы будем общаться, чем заниматься вместе, какие у нас будут общие проекты, как мы будем относиться и решать семейные вопросы (случаи несогласия супругов с идеей, развод, одинокие женщины, основные принципы воспитания и образования детей).

И планировка территории, организация и финансы, общие правила в поселении должны быть продуманы в таком ключе, чтобы эти вещи не расходились с Образом (скажем, если мы собираемся заводить какие-то общие объекты, то как минимум нужно, чтобы в них или около них кто-то постоянно жил и имел возможность присматривать и обслуживать. И чтобы эти объекты располагались в удобных местах и т.д.).

Волшебство и сверхспособности.

Многие инициативные группы стараются не вдаваться особо в построение образа будущей жизни по той причине, что "в реальности все равно все окажется не так, как мы планировали" или "потому что все равно у нас скоро появятся особые способности - передавать мысли на расстоянии, не мерзнуть в холода и т.д., и от этого и быт наш радикально изменится."

По моим наблюдениям, в этом есть и правда, и неправда. Правда в том, что жизнь в поселении действительно оказывается иной, чем планировалось, и многие планы сами собой рассыпаются при встрече с живой реальностью, однако верно и то, что те, кто как-то подготовил себя заранее и получил хоть какие-то знания, а еще лучше практический опыт (например, жизни в сельской местности), приспосабливаются к новым условиям гораздо легче.

По поводу же сверхспособностей я могу сказать вот что. Мой собственный опыт и опыт других людей из нашего поселения говорит о том, что эти вещи действительно начинают происходить, но опять-таки не совсем так, как люди предполагают, живя в городе. В первые два года существования поселения (2003-2004), когда энтузиазм, внушенный книгами Мегре, был высок, а ощущения от контакта с природой, доселе неведомой - свежими и непривычными, очень много происходило самых фантастических случаев.
Случалось, что люди, находившиеся на разных концах 50-гектарного поля, сходились вместе, мысленно позвав друг друга; случалось, что наши девчата выходили на трассу и точно предсказывали цвет и марку машины, которая их подберет и довезет до районного центра, случались видения, случались необычные ощущения и гениальные идеи... У тех, кто оставался зимовать свою первую зиму на полях, эта зима становилась волшебной и незабываемой. Я помню свои ощущения тогда, в январе 2006: совершенно улетучился страх, казалось, что я всесилен, и могу сотворить из ничего все, что угодно. Мне стали сниться такие яркие, ясные, значимые и запоминающиеся сны, что чтение книг стало казаться скучным и бессмысленным занятием. Веселость, задор, неуемная энергия, совершенно бездонное чувство юмора стали моими неотделимыми спутниками на протяжении несколько месяцев, и в это время все говорили мне, что со мной произошло что-то необыкновенное. Но - все эти вещи происходили только до тех пор, пока мы не стали всерьез заниматься своим бытом и обустройством своих поместий. Т.е. пока люди жили в палатках, пока у меня в доме не было ни пола, ни окон, ни мебели, ни дров - волшебство сопровождало нас почти повсеместно. Но теперь, когда у нас есть и более-менее обустроенные дома, и бензо-электро-инструменты, и баня в поселении, и даже электричество у некоторых; сейчас, когда у меня в доме ловится сеть трех операторов сотовой связи, а я сижу сам за ноутбуком, подключенным к аккумулятору, заряжаемому от солнечной батареи, когда мои соседки покупают колотые дрова за деньги, а воду качают электронасосом из скважины, когда мы уже не ходим пешком в Юргамыш, а ездим на такси - сейчас почти вся мистика таинственным образом исчезла из нашей жизни, и многие поселенцы снова озабочены глубокими философскими вопросами типа "где взять деньги?".

Поэтому вряд ли можно надеяться на то, что, если у вас будет сотовый телефон под рукой, то вы научитесь посылать мысленные сообщения, равно, как и, имея машину (а машину покупают в первый или во второй год очень многие из тех, кто начинает осваивать свой гектар и ездить из города), вряд ли можно рассчитывать на пробуждение способности к телепортации. Продолжать же "жизнь в шалаше" никому всерьез почему-то в голову не приходит: наверно, потому, ведь наша-то цель - это обустроить красивое и богатое поместье! Парадокс в том, что когда появляются сверхспособности, обустройство поместья теряет всякий смысл, а смириться с этим нашей психике очень трудно. Когда же есть обустроенное поместье, то сверхспособности становятся ни к чему - и они уходят. Хотя я совсем не исключаю, что на какой-то дальнейшей стадии развития поселения они снова могут вернуться.

Впрочем, если быть наиболее точным, то дело не в самом по себе обустроенном быте - нет. Правильнее выразиться так: сверхспособности начинают проявляться тогда, когда отсутствует беспокойство о быте. Когда мысль свободна от проблем бытового обустройства. Но тонкость жизни состоит в том, что с увеличением имущества помещика, возрастанием его богатства, его мысль чаще становится более занята вопросами быта и обустройства, чем на этапе жизни в палатке. Чем больше ты имеешь, тем больше ты думаешь о том, что имеешь.

В связи с этим любопытно, что в экопоселении "Родники" республики Удмуртия, ровеснике нашего поселения, где постоянно живет примерно столько же людей, как и у нас, удельный вес "мистических моментов" в мыслях, ощущениях и реальных событиях поселенческой жизни мне показался более высоким, чем у нас. Когда я приехал в это поселение, посидел в тамошней компании и послушал разговоры, которые поселенцы ведут вечерами за столом, я невольно удивился, насколько их темы отличаются от тем наших разговоров или разговоров, которые заводились у меня, скажем, в Кировском поселении "Чистые Истоки" (к примеру, за столом довольно много говорилось о влиянии мыслей на растения и животных - с примерами, об ошибке образного периода и т.п.). В каком-то смысле удмуртские родниковцы показались мне более "духовными", тогда, как мы куда более "практичны". Но причины здесь я вижу все те же самые: наше поселение находится недалеко от города по хорошей асфальтовой дороге, до деревни тоже недалеко, все можно купить, зимой снега мало, и можно легко ходить по всему поселению пешком. В Удмуртии же поселение находится в более суровых условиях: 5 км. до трассы (отсыпанной грунтовки) и до электричества, 9 км. до ближайшего магазина и почты. Зимой снега по пояс, без лыж сходить ни в деревню, ни даже в гости к соседу невозможно. При этом живут в поселении в значительной степени пенсионеры, т.е. люди, имеющие необходимый минимум средств на жизнь и не суетящиеся по этому поводу. И, в конце концов, надо заметить, что удмуртчане элементарно намного беднее нас. На бензопилы, трактора и солнечные батареи им пока просто не хватает денег. А раз у них этого всего нет, то и думать о починке тракторов, ремонте генераторов, покупке новых цепей и т.д. им не приходится. Т.е. проявляются все те же закономерности.
Интересно бы, конечно, узнать о том, как протекал этот опыт и в других поселениях, но думаю, что в основном так же. В СветоРусье, где электричество было с самого начала, мистики было еще меньше, чем у нас.

Поэтому я снова говорю о том, что, если вы не готовы изменить свою жизнь совершенно радикально и жить в шалаше, то на помощь высших способностей можно особо не рассчитывать, а все-таки продумать будущий образ жизни исходя из того, что известно о жизни в сельской местности и в других поселениях. И планировка территории поселения должна максимально соответствовать этому образу, равно как и выбранное место и подобранный коллектив.

Соответствие Образа поселения и места.

Насколько я знаю, организовать жизнь, близкую к природе (строительство из местных материалов своими силами, хождение в домотканой одежде, купание голышом в речке, отказ от сотовой связи и электро-бензо-инструмента и т.д.), вблизи города (до 50 км.) крайне сложно. Соблазн "нанять и заплатить", "купить и привезти" настолько силен, что рано или поздно многие, даже самые идейные помещики сдаются и делают уступку цивилизации. К примеру, у нас (хотя мы живем не так уж близко к городу - 70 км.) на заре времен многие помещики ходили пешком 11 км. от электрички до поселения; сейчас же даже автобус (ходящий 4 раза в день) кажется недостаточно удобным, и многие ездят на такси. Аналогично со строительством: когда обнаружилось, что вместо того, чтобы делать самому, можно кого-нибудь нанять из деревни или даже из города, то эта практика приобрела довольно широкий размах.

С другой стороны, если вы хотите жить максимально цивилизованно, то, наоборот, брать землю в глуши - не самое лучшее решение. Тогда в "программе развития поселения" неизбежно появляются все эти "купить трактор", "купить грейдер", "заасфальтировать 21 км. дороги", "провести линию электропередач - 14 км." и т.д., а все это - огромные расходы. К примеру, за электрификацию (линию тянули, как мне сказали, всего на полтора километра и разводили по очень компактной территории - все участки рядом и по 1 Га) поселение Ковчег заплатило около 3 миллионов 200 тысяч рублей. На отсыпку дороги уходят не менее астрономические суммы.

И еще такой момент: как показывают мои наблюдения, поселения, расположенные слишком близко к городу (до 50 км) заселяются исключительно медленно. Если легко добраться, нет проблем с дорогой, то можно хоть вечно дачничать, ездя туда-сюда, либо, формально переехав в поместье, ездить каждый день на работу в город. В таких условиях нет особого стимула изыскивать пути для того, чтобы остаться в поселении насовсем, а человек по инерции продолжает ездить, надеясь, что, может быть, когда-нибудь в будущем как-нибудь что-нибудь и удастся... Именно такая судьба постигла прославленные Чистые Истоки (поселение в 30 км от Кирова): оно существует с 2001 или 2002 года, и домов там построено уже около 40, однако зимой 2007 там зимовало всего 2 семьи, да и те каждый день ездили в город на работу. В поселении Гармония (25 км от Рязани) похожая ситуация: как сказал один из организаторов, "мы никак не можем наладить какое-то свое производство", хотя в поселении живут уже около 10 семей. Не мудрено: все ездят на работу в город, и думать о "своем производстве" людям просто некогда. Что уж говорить о каком-нибудь Радомире (6 км от Челябинска) или Райском (6 км от Тюмени), где можно в город на работу пешком ходить!

С другой стороны, инициативные группы, выбравшие места подальше от города, куда ездить далеко и неудобно, получают своеобразную естественную стимуляцию на переезд в поселение на постоянное жительство. Таковы, например, СветоРусье (122 км от города по довольно загруженной трассе, где бывают пробки, плюс 3 км по грунтовке, в грязь практически непроезжей. От города до поселения добираться 3 часа) и Ковчег (140-150 км от Москвы, последние 14 км без автобусного сообщения, последние 2.5 км в сырую погоду непроезжие иногда даже для "Нивы"). Как сказал Дмитрий В., "пока идешь пешочком эти 14 километров, в голову явно более правильные мысли начинают приходить..."

Сказанное верно и для случая, когда в поселение приходят люди, живущие не в родном городе инициативной группы, а в других местах, подальше. Эти люди тоже, скорее всего, переселятся быстрее отцов-основателей. К примеру, из 11 человек постоянного населения нашего поселения только один человек - житель Кургана и 10 - бывшие жители других населенных пунктов Курганской, Челябинской, Пермской и Тюменской областей: 1 из Чашинска (ок. 140 км. от поселения по ж.д.), 2 из Лесников (80 км.), 1 из Челябинска (200 км.), трое из Югорска (1700 км.) и т.д.

Понятие поместья и его размер.

Продумывая образ и планировку территории поселения, очень важно четко определиться с понятием поместье (родовое поместье). Что будет считаться поместьем в вашем конкретном поселении? Поместье - это просто участок земли в определенных границах, или же это участок, где проживает одна семья, или же это участок, планировка которого подчинена единому плану (единому образу)? Этот, кажущийся поначалу простым, вопрос на деле оказывается довольно сложным. Например, у нас в поселении есть случаи, когда:
- одна семья взяла три соседних квадратных участка по гектару, разделенных между собой дорогами. Это одно поместье или три?
- одна семья взяла три неотделенных гектара без внутренних дорог. Это тоже одно поместье?
- одна семья взяла шесть гектар со ссылкой на то, что она приберегла землю для потомков. Сколько здесь поместий? У других поселенцев, кстати, резонные претензии к этой семье, потому что если давать людям участки по несколько гектар (тем более без раздела), то возникают самые разнообразные сложности. Это и большая протяженность и сложность дорожной системы (объехать и тем более обойти шесть гектар - это совсем не то же самое, что объехать полтора гектара. А если обсыпать дорогу?), и падение плотности населения (о последствиях чего я уже писал и еще напишу ниже), и не только.
- две семьи имеют общий участок в три гектара. Сколько тут поместий?

Все эти вещи имеют значение по многим причинам. Это и вопрос удобства внутренних сообщений (дороги в поселении), и вопрос количества голосов на общем собрании (голосует человек или голосует поместье? Ага, если поместье, то человек, у которого три поместья, имеет три голоса?) Это и вопрос переселенческой политики и скорости развития поселения (практика показывает, что, с точки зрения скорейшего заселения полей, выделять участки для малолетних детей, внуков и уж тем более еще не родившихся потомков - это неразумно. Особенно, когда приходят люди, готовые переселиться в поселение уже сейчас, и не находят свободных участков.) И, в конце концов, это вопрос элементарной этики и отношений в коллективе. Когда в поселении появляются люди, берущие по 3, 4, 6 и т.д. гектаров непонятно для чего, то в скором времени эта тенденция становится заразной эпидемией: люди начинают просить 3 Га, "потому что у соседа столько же", а не потому, что это действительно нужно тебе самому или соседу. И если позволить этой болезни продолжаться, то люди натурально способны начать ругаться и выяснять отношения из-за того, что вон ему дали четвертый гектар на внука, а мне - нет, хотя ни у того, ни у другого еще и пяти соток этой земли не окультурено, а внук еще под стол пешком ходит. И это не преувеличение: в нашем поселении, например, выделены участки для 8-летней дочки, для 14-летнего сына (у родителей есть свои участки); одна семья взяла три с половиной гектара с расчетом на внука, которому тогда был один год(!); общая тенденция в поселении такова, что на каждом следующем поле размер участков все крупнее и крупнее: начинали с 1 Га и дошли до 2,5 - 3 Га на семью.

Характерно, кстати, что помногу гектар берут очень часто те, кто реже всего ездит в поселение: как бы компенсируют свое присутствие присутствием своих гектаров:). У нас в поселении был ну просто неприличный, на мой взгляд, случай, когда женщина, уже имеющая 3 гектара и ездящая на них 4-5 раз в год (!!), пыталась получить себе еще два гектара, "чтобы выкопать на них пруд" (при этом на имеющихся гектарах она безжалостно скосила большую часть леса и хочет их засадить ремонтантной земляникой на продажу). Стоит ли говорить, что подобное уже весьма мало напоминает об идее родового поместья и скорее похоже просто на бесплатно охраняемое поле или дачу?

Большой размер участков (как правило, пустующих) создает для поселения очень важную проблему, иногда критичную для его развития: резко падает плотность населения, что автоматически влечет к увеличению в разы трат на инфраструктуру. Когда в поселении участки по 2-3 и т.д. гектара, примерно в такое же количество раз возрастают расходы на отсыпку дорог, разводку электричества с участка, создание источников водоснабжения и т.д. Кроме того, как я уже писал в первой статье, большие расстояния сокращают возможность пользования какими-то общими объектами (В поселении с территорией в несколько сотен Га потребуется уже не один Общий Дом, а несколько, каждому приходится покупать полный набор инструментов и т.п.), усложняют охрану земли, понижают удельную долю внимания к удаленным районам и пр.

Все это серьезные минусы, о которых, однако, мало кто задумывается. И, быть может, люди задумывались бы больше, если бы взносы на оплату инфраструктуры поселения были пропорциональны размеру участков.

Поэтому мне очень понравилось, как решили этот вопрос в Ковчеге - всем одинаковые участки примерно по 1 Га, а внуки пусть сначала подрастут, а потом будем выделять им участок на общих основаниях. Так сказать, спор пресечен в зародыше. И такой подход, кстати, куда более соответствует книгам В. Н. Мегре, ибо, как говорит его главная героиня, не родители назначали у ведруссов своим детям, на каком гектаре им жить, а ребенок подбирал место совместно со своей половинкой. К тому же, как известно, сами дети и внуки далеко не всегда рады жить под боком у родителей (из-за чего взятые для них участки, как правило, и пустуют).

Я не говорю, что равный размер участков должен быть обязательным правилом в поселении - это не всегда так. Однако, если человек хочет получить больше, чем другие, то он, как минимум, должен уже постоянно жить в поселении и действительно не на словах, а на деле подтвердить, что он уже засадил и окультурил весь свой участок, и ему не хватает.

Так или иначе, все эти вопросы имеет смысл продумать заранее, обсуждая образ поселения, и организаторам нужно быть готовым к тому, что люди с "гектарной болезнью", наверняка, появятся в поселении, и нужно знать, что им ответить.

Впрочем, хочется оговориться, что трудно ожидать успеха в борьбе с этим явлением, если организаторы поселения сами берут себе по 9 гектар (как в одном поселении под Пермью). Тут нужна уже какая-то другая идеология.

Общие территории в поселении.

В Ковчеге же имеет смысл поучиться и подходу к выделению участков для общих нужд. Не один-единственный общий гектар, как во многих поселениях, а 8 гектар общих территорий, т.е. 10% от площади всех поместий. Участки находятся не все в одной куче, а частично распределены по территории поселения, и уже сейчас многие из них активно используются. 1 участок - это Общий Дом, автостоянка для гостей, детская площадка, хозблок для Общего Дома и пр. 2-й участок - это производственная часть: мастерская, пилорама+гараж для авторемонта, стоянка для тракторов, склад пиломатериала и т.п. 3-й участок - поляна для праздников и культурно-массовых мероприятий (с приспособлениями для молодецких забав и т.п.). Еще 2 Га - Общий Пруд. Кроме того, в Ковчеге есть еще Общая баня и общий колодец.

Когда поселение заселяется, и общественная жизнь становится более активной, бывает так, что у некоторых отдельных групп поселенцев возникают свои совместные проекты, в том числе не поддерживаемые большинством в поселении. И важно, чтобы территория для таких проектов тоже была, чтобы люди не чувствовали себя ущемленными. К примеру, пилорама или столярная мастерская является достаточно громоздким объектом и занимает большую территорию, так что вряд ли разумно требовать, чтобы инициатор размещал ее в своем собственном поместье, тем более, что она шумит и может мешать соседям. Гораздо разумнее выделить в поселении какие-то земли для производственных и складских помещений, может быть, отделенные от поместий лесополосами; территории для каких-то коммерческих и туристических целей и т.п.

Интересна в этом отношении и планировка территории поселения Русский Сарамак в Удмуртии. Участки там шестиугольные - в форме сот, и в центре каждого кольца из шести участков находится один общий. Т.е. общие территории занимают одну седьмую (14%) территории поселения, и имеются вблизи каждого поместья. В такой планировке заложены богатые условия для будущей общественной жизни.

Хотя здесь тоже важно не переборщить: если общих участков будет слишком много, и они будут располагаться вперемежку с поместьями, то произойдет тот же эффект падения плотности населения, о котором уже писалось. Поэтому желательно подобрать какое-то оптимальное сочетание: компактная группа 10-20 поместий + 1-2 общих гектара в центре или сторонке (в зависимости от назначения) и т.п.

Соответствие образа поселения и коллектива

Вообще, конечно, желательно реально отдавать себе отчет в том, насколько сами люди в группе готовы жить именно так, как они заявляют в своем проекте.

Я уже писал выше о том, что в случае радикальных расхождений в представлениях о будущем образе жизни участников группы лучше им разделиться на отдельные поселения. Довольно трудно также будет ужиться в одном поселении, во-первых, "поселенцам-практикам" и "мертвым душам" (т.е. тем, кто не готов или не намерен переезжать в поселение на постоянное место жительства и ездит на поле редко), во-вторых, формалистам (сторонникам строгого соблюдения законов и оформления земли) и "неформалам" (особенно воинствующим), в-третьих, людям разной степени богатства, если богатые настаивают на введении сборов в кассу поселения, соответствующих их уровню дохода.

Впрочем важно сказать, что, как это ни неудобно для всех, но правильно определить, насколько человек в реальности будет готов жить в соответствии с теми убеждениями, на которых он настаивает, можно лишь после переселения в поселение на постоянное жительство, а еще точнее - на второй-третий год, когда рассеивается первичная эйфория. Как правило, что пожив два-три года на земле, вчерашние идейные противники удивительным образом начинают сходиться во мнениях о пользе электричества, необходимости купить трактор и т.п. Однако до этого момента, в городском клубе, люди могут очень яростно ломать друг о друга копья, выясняя, сколько времени - шесть месяцев или три года - потребуется для перехода на солнцеедение и достижения особых способностей или какую нагрузку может потянуть генератор на торсионных полях. Глядя на эти дебаты, очень полезно помнить сухое положение поселенческой статистики: по опыту известных мне поселений, наиболее "эзотерические" и "научно-прогрессивные" ребята очень часто, даже взяв землю, остаются жить в городе. И на свое поместье ездят редко. Поэтому, если у организаторов более "приземленные" взгляды, то на урезонивание "эзотериков" тратить силы особо не стоит, ибо, скорее всего, жить в поселении они не будут, а если будут, то займутся другими делами. И вообще все споры, если конечно, они затеваются не ради удовольствия от самого процесса, лучше сразу переводить в практическую плоскость: как конкретно это осуществить, кто готов взять на себя организацию и т.п. Это весьма отрезвляет людей.

Вообще, я думаю, что при организации поселения лучше всего сначала сформировать небольшой, но очень детально и практически мыслящий костяк людей, способный продумать и согласовать все основные моменты будущего поселения именно в практическом ключе, а уже потом широко распространять информацию о своей инициативной группе и набирать людей, готовых принять и работать в рамках того образа, который в общих чертах уже сформирован (именно так поступили организаторы в Ковчеге и в СветоРусье).

Если же сначала собирается большая группа из 20-30 человек просто по признаку чтения книг Мегре и солидарности с общей идеей, а потом начинаются попытки наладить в ней какое-то обсуждение практических вопросов (а именно так делается чаще всего), то это обсуждение неизбежно тонет в пучине сумятицы мнений и в бездне теоретизирования на самые отвлеченные темы. В итоге организаторы делают вывод, что "в нашем коллективе никакие уставы и правила не приживаются", заявляют о "полной свободе мнений и демократии" в поселении и прекращают всякие попытки обсуждения образа поселения, а практические вопросы решают узким кругом компетентных лиц (иногда приглашая для этого людей со стороны, например, юристов, совершенно не имеющих представления о специфике экопоселения и дающих советы о том, как оформить землю, без малейшего учета того, как этот способ оформления повлияет на развитие поселения). Остальным же объявляется, что избран наилучший способ, подсказанный специалистами (в чем?), и предлагается воспользоваться его плодами. При этом землю получают все - и те, кто был согласен, с предложениями организаторов по содержанию образа поселения, и те, кто не был согласен, но кто все равно уже числится в этой компании "по выслуге лет".

Именно таким путем и возникают поселения без Образа, когда в основе поселения нет единой коллективной мысли, а есть лишь фрагменты, лоскутки разных мнений (в том числе того же юриста, незнакомого с идеей экопоселения вообще ), весьма различающиеся между собой. И каждый человек идет на землю строить свое отдельное поместье, не сознавая, что через 2-4 года неизбежно окажется, что соседи его тоже имели в виду что-то свое и отдельное, и теперь, когда вдруг возник какой-то общий вопрос, решить его оказывается исключительно сложно.

Вопросы, очень горячо обсуждаемые в городских клубах - о духовных практиках, о том, можно или нельзя в поселении есть мясо (курить, пить алкоголь, материться), об этических нормах в коллективе и т.п. - в действительности оказываются, пожалуй, наименее важными из всего, что следует обсудить, говоря об образе поселения. Когда люди переселяются жить на землю, то, как правило, в таких вопросах они становятся намного терпимее друг к другу (и эта терпимость, отмечаемая не только мной, пожалуй, один из первых реальных результатов положительного влияния жизни в экопоселении на общественную нравственность). Фанатизм исчезает, и это более-менее стабильная закономерность.

Но вот что не исчезает, а приобретает большую остроту - это вопрос о переезде на постоянное жительство и денежные вопросы. Общее правило в денежном вопросе - чем меньше общеобязательных сборов, тем лучше. На самом деле очень многие проблемы в поселении можно решить путем сбора добровольных целевых пожертвований. К примеру, в нашем поселении именно на добровольные пожертвования поселенцев был построен дом нашей учительнице Наде Рубцовой. И народ с радостью и давал деньги, и трудился на этой стройке. При неграмотной же политике организаторов (акценте на обязательность и принудительность денежных сборов и различных трудовых мероприятий) создать конфликт в коллективе проще простого.

Подводя итог, скажу, что из всего того, что входит в понятие "Образ поселения" есть вопросы, которые весьма трудно заранее решить в городе при отсутствии опыта сельской жизни - это степень цивилизованности жизни и этические нормы в поселении. Но есть вопросы, которые все-таки можно решить благодаря логическому размышлению и анализу опыта других поселений. Это: общее понятие об образе жизни, понятие поместья, правила по предоставлению земли и приему новых членов, количество гектар на человека, примерная планировка территории и резервирование общих участков, основные принципы политики в области переселения, управления и денежных взносов в Кассу Поселения. И вот эти-то вопросы лучше решить как можно раньше и как можно детальнее. Желательнее всего - до оформления земли и до разбухания инициативной группы до такого количества разных людей, при котором уже невозможно прийти к единому мнению. И затем и точное место для поселения, и новых людей выбирать уже в соответствии с обрисованным образом.
Даже если в будущем какие-то из этих вопросов придется повторно решать из-за изменившихся условий, единообразие первоначального решения будет способствовать формированию более-менее однородного по целям коллектива, что снизит риск будущих сложностей.

Название поселения.

На первоначальном этапе организации экопоселения может показаться, что название будущего поселения особо важного значения не имеет, и можно выбрать любое, более менее подходящее по духу, особенно если оно содержит корень "род-", или "свет-", или "благо-" и т.п. Однако в будущем, когда поселение окрепнет и начнет выходить на мировую арену, т.е. налаживать связи с окружающим миром и в частности с другими поселениями, может оказаться так, что название поселения мешает ему создать о себе яркое представление у людей со стороны, а значит, в каком-то смысле, выразить свою индивидуальность во взаимодействии с другими поселениями и отдельными людьми.

У меня перед глазами лежит список "128 поселений, встречающихся в Интернете" с форума "Создание родовых поместий" на сайте "Anastasia.ru". Весьма любопытно пронаблюдать за тем, к каким названиям склоняются в массовом порядке организаторы российских экопоселений:
"Родники" - самое массовое название, в списке встречается 6 раз, при том, что список неполный: я знаю еще несколько, не упомянутых. "Родники" есть в Курганской, Пермской (2 шт.), Костромской, Ленинградской обл., в Башкортостане, Удмуртии, Хакасии... Кроме того, есть еще "Кореньские родники" (Белгородская обл.), а также многообразные "ключи" и "истоки" - "Медовый ключ", "Чистые ключи", "Чистые истоки", "Родовые ключи" и т.п.
"Благодать", "Благодатное" - тоже 6 раз, и тоже это, похоже, не все.
Также в массовом порядке встречаются "Родное", "Родовое", "Светлое", "Солнечное" (в списке отсутствуют "Солнечные" из Владимирской и Челябинской обл.) и некоторые другие.

Что можно сказать по этому поводу? Если по России будет с добрый десяток "Родников" (а с каждым годом появляются новые), а ты живешь в одном из них, то определенные сложности при налаживании внешних связей ты себе гарантировал. Как минимум, тебе придется каждый раз в разговорах и письмах рядом с названием поселения указывать и регион, а если твои "Родники" находятся в Пермской обл. или другом регионе, где несколько "Родников", то также район или еще какие-либо идентифицирующие признаки. Но дело не только в этом. Примелькавшиеся названия становятся слишком плохо воспринимаемыми, и производят очень слабое впечатление на внешний мир. Т.е. довольно трудно сделать так, чтобы ваше поселение знали и с ходу выделяли среди других, если у вас какое-нибудь типовое название. Такие же слова, как "Светлое", "Солнечное", "Радостное", "Радужное", могут вообще восприниматься как "что-то там связанное со светом и радостью" и легко путаться между собой:
- Как там называется ихнее поселение?
- Что-то там... "Светлое" вроде... Или "Доброе"... Или "Солнечное"... что-то связанное с чистыми помыслами...
- Может, "Радостное"?
- Может и "Радостное"... не помню...

Совсем другое дело, когда название поселения уникально и сразу запоминается. Когда говорят "Ковчег" или "СветоРусье", то ассоциации возникают сразу, мгновенно: всем ясно, что двух Ковчегов быть не может, что "Ковчег" - это Федор Лазутин, "Ковчег" - это "всю землю - Советам!", "Ковчег" - это легкий саман и пчеловождение, "Ковчег" - это "Вести с полей", Ковчег - это "устав и регламент" (на февральской Встрече Поселений, когда кто-то из чехов, плохо понимавший по-русски, спросил: "а Регламент - это кто?", Дмитрий Ватолин звякнул дирижерским колокольчиком и сказал: "Регламент - это я")... СветоРусье - это проблема со светом и электрификацией, анекдот про "ТемноРусье" и "СветоВорусье", это телефон-автомат в чистом поле, это Леночка с пряничными домиками и Ася с расписными безделушками, это замечательные уральские брачные слеты...

Оригинальны и красивы такие названия, как "Большая Медведица", "Лепота", "Любодолье", "Миродолье" и "Миролесье", "Салозерье", "Синяя Птица", "Терема" и др.

В целом можно выделить такие принципы выбора успешного названия:
1) оно должно быть оригинальным, т.е. не совпадать с названиями других поселений - как существующих, так и тех, которые наверняка появятся из-за типового характера этого слова.
2) желательно, чтобы оно отражало какие-то местные особенности. Например, "Салозерье", по-видимому, расположено вблизи соленого озера.
3) желательно, чтобы оно содержало оттенок, выражающий идею. К примеру, все названия, образованные на славянский манер соединения слов - Миролесье, Любодолье, Радосвет, Светлогорье и т.п. - уже самим способом словообразования навевают ауру возрождения славянской культуры. Слова типа "кедры", "родина", "родное", "ведруссы" и т.п. тоже намекают на книги Мегре и идею родового поместья, но использовать эти слова нужно очень осторожно, т.к. их знают во всех поселениях и очень легко нарваться на повторение. Оригинальны были бы такие названия, как "Первородное", "Кедровая Русь", "Родноверное", "Уральские Веды" ("Ведический Урал"), "КедроГорье", "Кедрополь", "Кедровые Озера" и т.п - т.е. если соединить знакомые слова новым, незнакомым способом.
4) наконец, известность поселению гарантирована, если название содержит в себе фишку, т.е. шутку или пародию, оригинальный намек на что-то известное, но раскрывающий новые неожиданные смыслы или содержащий игру слов. Примерами таких названий могут быть "СветоРусье" (аллюзия на Святую Русь, но при этом игра со значениями слова "свет": "свет" - это и солнечный свет, и просветление, и электричество); "НороУральск" (пародия на Новоуральск, но при этом намек на то, что в поселении увлекаются норостроительством, "лисьими норами"), "Божеское" (это и "божественное" и "убожеское" одновременно) и др. Ну, и конечно, легко запомнятся откровенно юмористически-провокационные названия вроде украинского поселения "Чебурашкино".

На мой взгляд, откровенно медвежью услугу оказывают организаторы своему поселению, если называют его точь-в-точь в честь другого уже известного поселения. К примеру, кто-то мне недавно сказал, что в Сибири появилось новое поселение с именем "Ковчег". Могли ли организаторы не знать о том, что Ковчег уже существует и имеет общероссийскую известность? Вряд ли. Может, они думали, что успешная аура Калужского Ковчега будет способствовать успеху и их поселения. Но, так или иначе, такое поселение обречено вечно жить в тени своего старшего собрата. Если будет заводиться разговор о Ковчеге, то все будут понимать, что речь идет о Подмосковном Ковчеге, а попытки объяснить, что это другой Ковчег, скорее всего, будут встречать кривую усмешку: в этом есть что-то от литературного плагиата, попытки присвоить себе хоть часть чужой славы. И я считаю, что это некрасиво.

Несколько другое дело, когда сибирские поклонники Ковчега придумывают название, содержащее ссылку на первоисточник, но все же отличающееся: "НовоКовчег", "Сибирский Ковчег", "Ковчег Зауралья". Однако даже в этом случае, предлагая такое название, организаторы поселения отказывают себе в праве на оригинальность и индивидуальность, показывают признак слабости своего воображения, а со слабым воображением заниматься наукой образности будет уже нелегко.

Подводя итог всей статьи, скажу, что, по тем фактам, что я вижу в поселениях, ясно, что важность продумывания образа будущего поселения пока что чаще недооценивается, чем переоценивается. И я полагаю, что для успешного развития поселения правильнее сначала определиться с тем, чего мы хотим получить, а потом уже в соответствии с этим представлением подбирать коллектив и (отчасти) место. Сформировать же какой-то единый образ в уже готовом и крайне разнородном коллективе малореально, равно как и плохо кончаются попытки навязать готовому коллективу представление, сформированное узким кругом его членов.

Да, я знаю и хорошо вижу, что земля и реальная жизнь в поселении в конечном счете все расставляет на свои места: одни люди и мысли уходят, другие приходят... Но порой это сопровождается, увы, серьезными скандалами и трагедиями. И сколько времени на это уходит! Довольно грустно бывает смотреть на поселение, в котором один за другим несколько человек (семей) строятся, обустраивают хозяйство, зимуют, а потом оставляют все и возвращаются в город или уходят в другое поселение, оставляя сиротливо пустующие дома и заросшие бурьяном участки.

Так что, может быть, лучше лишний год прожить в городе. Хотя, с другой стороны, если вы любите приключения и готовы учиться не на сухих теориях, а в реальной полевой обстановке, под голубым небом, слушая пение птиц и глядя на зеленеющие сосны, если вы действуете честно и не обманываете тех, кто вам доверяется, то нет ничего плохого и в том, чтобы поменять несколько поселений, прежде чем создать свое действительно родовое поместье. Ваш третий по счету дом будет уже наверняка шедевром архитектуры, равно как и мастерство в пересаживании кедров войдет в поговорку среди соседей. И опыт, приобретенный таким путем, будет очень богатым и интересным. Так что можно попробовать и этот вариант. Но тогда, как говорится, никаких обид!

Ольховой Дмитрий.
экопоселение Родники, Курганская обл.
rodniki_kurgan@mail.ru.
19 марта - 26 апреля 2008 г.
Редакция: Ян Корэуш.

Экопоселения

Экопоселения решают практически все проблемы, накопившиеся за время существования технократической цивилизации

Код для вставки
Нажмите на ссылку, чтобы получить код:
Об Авторе
Эконафт аватар

Профессия
Инженер

Поселенец
Я пока не проживаю в экопоселении

Семейное положение
Не состою в браке

Откуда
Междуречье

Пол
Мужской

Реальное имя
Миролюб

Сейчас на сайте
Сейчас на сайте 0 пользователей и 4 гостя.
Рейтинг
Активные за неделю:
Сбор новостей
RSS-материал
Сотрудничество
Пишите, мы ждёи ваших писем с вопросами, предложениями, просто с отзывами о сайте и сотрудничестве. Написать письмо.
Политика сайта о побликуемых материалах
Сайт не преследует никакие коммерческие цели, служит только в качестве информационной базы и места встречи людей с общими интересами и взглядами для общения на тему экопоселений и нашей подлинной русской культуры и истории. Сайт не несёт никакой ответственности за размещаемые на нём материалы пользователями. О всех нарушениях сообщайте Администрации.
Сайт об экопоселениях

Все права защищены